«Мы попадем в рай, а они – просто сдохнут!» ©
Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения
 
Навигация
Случайная картинка
Ссылки
Для писем Основной сайт Мобильная версия сайта 
Лента новостей RSS Страница газеты РИСК в Телеграме Страница газеты РИСК в Blogspot Страница газеты РИСК в YouTube 
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 20
User Пользователей: 0

Связь установлена risk-inform.ru
Anonymous Гостей: 94
User Пользователей: 0

Версия для печати
A- | A | A+  12pt
№42, 14 ноября 2023 года.

Прокурор и его ручные жулики

Прокурор и его ручные жулики

Что ни говори, а законодательство Российской Федерации довольно лукавое. Не случайно в народе говорят: «Закон – что дышло, куда повернул – туда и вышло». Оно позволяет называть конфликт сторон в ходе исполнения договора либо спором хозяйствующих субъектов, либо квалифицирует действия одной из сторон как мошенничество, преследуемое в соответствии с Уголовным кодексом РФ. И как одно отделить от другого, знает только один человек – прокурор. Но если этот «человек» малограмотен или, не дай Бог, корыстен, то под дамоклов меч уголовного преследования может попасть кто угодно.

«ТЫ ВИНОВАТ ЛИШЬ В ТОМ, ЧТО ХОЧЕТСЯ МНЕ КУШАТЬ»

Приведу один пример, свидетелями которого стала вся страна. Жила была в России одна великолепная телевизионная компания, владельцем которой являлся продвинутый по части пиара бизнесмен Владимир Гусинский. Компанию эту звали «НТВ». Однако, когда «Газпрому» захотелось прибрать её к рукам, деятельность хозяина компании Гусинского попала в прицел правоохранительных органов. И в июне 2000 года вдруг возникло некое уголовное дело, по которому Гусинский оказался в камере СИЗО. Его обвинили в хищении $10 млн. при приватизации государственной компании «Русское видео».

Не буду оправдывать или в чём-то обвинять олигарха Гусинского, хотя любому понятно, что десяток миллионов долларов для него было сущей мелочью, которая могла быть внесена на счёт в любой момент. Но дело совсем не в этом. Как потом выяснилось, государству потребовались «для счастья» не эти злосчастные $10 млн., а вся телекомпания «НТВ», которая в России к тому времени занимала лидирующие позиции в области телевидения. Что ещё интересно, этой суммы оказалось достаточно, чтобы экстренно – 19 июля 2000 года – по постановлению Генпрокуратуры наложить арест и описать всё имущество олигарха, которое составило никак не менее $300 млн. Запомните эти цифры – $10 млн. претензий и арест имущества на $300 млн. Такое несоответствие нам встретится не раз.

А далее события развивались, как в захватывающем кинофильме. В следственный изолятор Бутырской тюрьмы, куда был помещён олигарх, на следующий день приходит целый федеральный министр печати Михаил Лесин и предлагает ему подписать некое «Июльское соглашение» о продаже акций «Медиа-Моста» «Газпрому». Сидеть, видимо, олигарху было не с руки, и он эти бумаги подписал под обещание прекратить его преследование. Генпрокуратура России тут же заявляет о том, что случилась ошибка: имеет место не уголовное преступление, а «спор хозяйствующих субъектов». Уголовное дело, как и было обещано, экстренно прекратили, а самого олигарха из тюрьмы отпустили. Более того: Гусинский получил возможность вместе с семьей покинуть Россию. И они тут же вылетели в Испанию.

Заинтересованные лица быстро сменили руководство телекомпании «НТВ» – генеральным директором холдинга «Газпром-Медиа» был назначен ближайший сподвижник приватизатора Чубайса Альфред Кох, который до этого никакого отношения к телевидению не имел. Стало понятно, что прежнего НТВ, которое многие любили за объективность и профессионализм, уже не будет. Осознали это и журналисты. Более 300 сотрудников НТВ подали заявление об увольнении из телекомпании, не желая сотрудничать с новым руководством. Среди них были ставшие уже известными и узнаваемыми Михаил Осокин, Марианна Максимовская, Андрей Норкин, Виктор Шендерович (признан российскими властями иностранным агентом), Светлана Сорокина и Владимир Кара-Мурза (признан российскими властями иностранным агентом). С НТВ ушли программы «Час быка», «Тушите свет», «Старый телевизор», «Забытый полк», «Итоги».

Однако несчастия Гусинского на том не закончились – 11 ноября 2000 года Генпрокуратура отменила своё постановление о прекращении уголовного дела в отношении Гусинского как «необоснованное». Видимо, решили, что понятие «спор хозяйствующих субъектов» для ситуации с НТВ не подходит. Более того: прокуратура направила в Испанию запрос на экстрадицию бизнесмена в Россию. 15 декабря 2000 года, видимо не без участия Генпрокуратуры, налоговая инспекция Москвы направила в Московский арбитражный суд иск о ликвидации НТВ и ряда других компаний «Медиа-Моста». Так прокуратура прикончила в России независимое телевидение. Наступила эра Соловьёвых, Киселёвых и Скабеевых. Альфред Кох вскоре сбежал за границу, а Норкин и Дибров изменили свои взгляды на происходящее и с солидным финансовым успехом расхваливают власть.

ПРОКУРОР НА СТРАЖЕ НЕЧИСТОПЛОТНЫХ ДЕЛЬЦОВ

Но главное в этой истории с НТВ – бесхребетность прокуратуры, которая при желании начальства одни и те же события может квалифицировать либо как «спор хозяйствующих субъектов», либо как уголовное преступление. Теперь это называется «правом распоряжаться репрессиями». Но вспомнил эту историю я в связи с тем, что подобная практика откровенного, вызывающего возмущение общественности прокурорского произвола в Туве успешно применяется и в настоящее время. Самый простой пример – история с ограблением бюджета республики на 68 млн. рублей отцом и сыном Крапивиными при строительстве инженерных сетей по ул. Дружбы в г. Кызыле. Случилось это при прямом, открытом, официальном соучастии в этом бывшего прокурора республики Боровкова. Она широко обсуждалась в тувинской прессе, поэтому я остановлюсь на ней вкратце.

ООО «Энергострой» возводил на одной строительной площадке по ул. Дружбы в г. Кызыле по программе переселения из ветхого и аварийного жилья четыре многоквартирных жилых дома. К этим домам должны были подходить инженерные сети – водопровод, канализация, отопление и горячее водоснабжение. По сложившейся практике инженерные сети возводятся ресурсоснабжающими организациями «Водоканалом» и ТЭЦ. Это обеспечивает наименьшую стоимость строительства сетей, высокое качество работ и отсутствие необходимости в межотраслевых согласованиях. К тому же финансово поддерживают эти предприятия жизнеобеспечения, что в условиях Тувы также весьма важно. Таким образом, такой порядок работ, с одной стороны, обеспечивает соблюдение всех конкурентных процедур, а с другой стороны – высокое качество работ при их минимальной стоимости.

Но в этот раз всё пошло не по закону и принятому порядку. Правительство почему-то так и не объявило тендер на строительство инженерных сетей, хотя дома уже подходили под крышу. А затем совершенно случайно стало известно, что отец и сын Крапивины уже эти сети строят! Возник естественный вопрос: с какой стати? Где Крапивины откопали проектно-сметную документацию на сети и почему строят, невзирая на то, что аукциона никто не объявлял? Стало очевидным, что имеет место сговор недобросовестного подрядчика с чиновниками правительства Тувы самого высокого уровня. Именно потому «Энергострою» и была передана вся техническая документация, без которой строить сети невозможно.

Забегая вперёд, сообщу: когда УФАС проводило проверку, то Крапивин-младший под протокол признался, что сети строятся силами ООО «Энергострой» без проведения аукциона и получения соответствующих разрешений в нарушение всех действующих норм и правил по устной договорённости Крапивина и главы республики Кара-оола. УФАС, проведя проверку, установило факт нарушения антимонопольного законодательства со стороны правительства РТ и ООО «Энергострой». И передало материалы в прокуратуру республики для принятия предусмотренных законом мер. А прокуратура тут же обратилась в Арбитраж с требованием о признании действий подрядчика незаконными. Правительству было выписано строгое предупреждение о недопущении нарушения законодательства.

Ну, казалось бы, можно спокойно выдохнуть: государственные надзорные органы в курсе, они действуют. И возможное нарушение закона пресечено. Однако Крапивины, не обращая внимания на активность УФАС и прокуратуры, продолжали строить инженерные сети, кулуарно делясь с коллегами информацией в том духе, что Кара-оол своё получил и обещал всё уладить. Суд, как водится, не спешил со своим вердиктом, дожидаясь, когда подойдёт срок ввода объекта.

А когда сети уже были готовы, на свет вдруг появился госконтракт на строительство этих сетей стоимостью в 68 млн. рублей, по которому подрядчиком и стал задним числом ООО «Энергострой». Мало того, ООО «Энергострой» сумело благополучно получить на свой расчётный счёт все 68 млн. рублей по этому липовому госконтракту. Как потом выяснится, прокурор Боровков как бы «лопухнулся» и не заявил в суд ходатайства о принятии к нерадивому подрядчику обеспечительных мер. Газета «РИСК» обратилась к прокурору Боровкову с запросом, почему прокуратура работает так непрофессионально. На что был получен ответ в том духе, что беспокоиться не о чем: прокурор уточнил исковые требования и потребовал суд признать заключённый задним числом госконтракт на строительство сетей недействительным и взыскать с ООО «Энергострой» в бюджет Республики Тыва необоснованно полученные им 68 млн. рублей.

Ну, вроде можно было успокоиться, убедившись в том, что прокурор Боровков взяток от строителей Крапивиных не брал и доведёт дело до законного логического конца. Но всё оказалось совсем не таким однозначным. Когда судья А.В. Хертек вынесла решение по делу А69-1681/2018, и оно появилось на сайте суда, то выяснилось, что суд признал договор на строительство инженерных сетей недействительным, однако 68 млн. рублей, полученных ООО «Энергострой» по недействительному договору, в пользу бюджета не взыскал. Вчитываясь в это странное решение, выяснилось, что, оказывается, ещё до вынесения решения суда по существу прокурор Боровков отозвал из суда своё требование о возврате в бюджет незаконно перечисленных бюджетных средств в размере 68 млн. рублей. И суду было некуда деваться, как признать договор подряда недействительным, но деньги оставить Крапивиным...

Редакция обратилась сначала к Боровкову, потом к его руководству в Новосибирске и Москве по поводу странного, если не сказать подозрительного поведения прокурора региона, по своему усмотрению разбрасывающегося десятками миллионов бюджетных средств. Ответ всегда был один – дома построены? Вот и успокойтесь! Не ваше дело. А то, что коррупционная сделка Кара-оола и Крапивиных нарушает закон, что объект был построен по сговору чиновника и бизнесмена по стартовой цене без соблюдения конкурсных процедур – это как бы совсем не важно. Как говорится, цель оправдывает средства.

И никого не обеспокоило, что такое очевидное преступление было совершено на глазах у общественности, с привлечением СМИ, с участием надзорных органов и лично прокурора региона. Дома-то стоят! А то, что там украден не один миллион, так это забота прокурора Боровкова. А совсем не общественности. Но он в этом никакого криминала не видит.

Кстати сказать, в этом деле участвовал не только прокурор Боровков, которого, в конце концов, всё же отправили в отставку, не дав доработать месяц до почётной пенсии. Первым заместителем у Боровкова тогда трудился нынешний прокурор республики Дябкин. И он тоже поневоле является соучастником сокрытия этого преступления. Да, все документы подписывал лично Боровков. Но, по крайней мере, Дябкин был в курсе всего происходящего. И, похоже, до сих пор считает, что подобные сомнительные методы «прокурорского реагирования» вполне приемлемы и почти законны.

А ведь вопрос-то прост, как арбуз. Прокурор обратился в суд с иском о признании договора подряда недействительным и применении последствий недействительности сделки путём возврата в бюджет необоснованно полученных средств. Всё понятно и логично. Рассмотрел материалы проверки, всё взвесил, установил факт правонарушения и принял решение о подаче иска в суд. Наверное, при этом не был ни пьян, ни под действием наркотиков. В общем, находился во вменяемом состоянии. Но как после этого он мог просто так, без каких-либо веских причин (про взятки я молчу: не пойман – не вор!) взять и отозвать требование «применения последствий недействительности сделки»? Ведь сама сделка признана «недействительной»!

Представим теперь такую картинку. К примеру, тот же Крапивин незаконным образом стырил арбуз с колхозного поля. И безжалостно съел его. Ну, как бы украл и съел. А его на этом взяли и поймали. Всё доказано. Но арбуза-то нет! И что? Арбуз или деньги за него назад не требовать? Или всё же потребовать? И это будет решать какой-нибудь нечистый на руку прокурор? А если он взяточник или просто недалёкий никчёмный прокуроришка, которого вскоре пнули под зад, а в его кресло пристроили заместителя, который, похоже, мало чем отличается от своего предшественника? И что тогда, концы в воду?

БЕСКОМПРОМИССНАЯ БОРЬБА НАНАЙСКИХ МАЛЬЧИКОВ

Но и это ещё не всё. Беда в том, что история подозрительных не укладывающихся в рамки закона взаимоотношений прокуратуры Тувы и хозяев ООО «Энергострой» продолжается. Только теперь ключевые решения принимает не Боровков, а его сменщик Дябкин. Вопрос касается строительства жилого многоквартирного дома в Кызыле по ул. Ленина. Так уж случилось, что в лакомом месте, в самом центре столицы, по ул. Ленина началось строительство жилого многоквартирного дома. Только при этом, как это обычно бывает у Крапивиных, были нарушены все возможные требования к началу строительства. Не был даже решён земельный вопрос. Однако проходимцам как-то удалось получить разрешение на строительство.

В конце концов, прокурор Дябкин, как в своё время его предшественник Боровков, обратился в Арбитраж насчёт признания действий подрядчика незаконными. И безуспешно судится с ООО «Энергострой» уже который год. А стройка тем временем движется, не обращая на Дябкина никакого внимания. Похоже, Боровков, передал шефство над Крапивиными своему последышу. И тот, следуя сложившейся практике, продолжает тактику показушного сутяжничества, которое никак не мешает бизнесу Крапивиных. Этакий тяни-толкай. Я не могу утверждать, что подобные отношения бизнеса и прокуратуры очень сильно подкреплены финансовыми потоками. Но такое иезуитское стремление к законности, больше напоминающее лояльность прокурора к бизнесмену-жулику, невольно наводит на тревожные мысли.

И дело тут не только в тех инженерных сетях и строительстве жилого дома по ул. Ленина в Кызыле. Полгода назад разгорелся скандал вокруг построенных ООО «Энергостроем» жилых многоквартирных домов по ул. Иркутской, в которых жильцы домов обнаружили плесень. Как водится, «Народный фронт» собрал сход и обратился в прокуратуру для принятия мер. Дело в том, что плесень – это совсем не безобидное явление. С одной стороны, она вызывает у людей различные весьма опасные заболевания, в том числе такие, как постоянные головные боли, астма и даже онкология. А с другой стороны, плесень, если она завелась, практически вывести невозможно. И для решения проблемы жильцов домов необходимо расселять, разбирать все строительные конструкции, поражённые грибком, в том числе полы от подвала до пятого этажа, обрабатывать их специальными составами или даже местами менять. В некоторых случаях и такие меры бесполезны. Тогда здания необходимо сносить.

Но удивительное дело – задеты интересы огромного числа людей, однако сама проблема почему-то не в фокусе интересов прокурора Дябкина. Он, насколько известно, даже совещания по этому поводу не собирал. И дело тут, скорее всего, в странных взаимоотношениях отца и сына Крапивиных с прокурором Дябкиным, которыми впору заняться спецслужбам.

Впрочем, картина была бы неполной, если бы я не коснулся взаимоотношений прокуратуры с другими хозяйствующими субъектами. Если у кого-то сложилось впечатление, что все проблемы республики связаны лишь с тем, что наши прокуроры Боровков и Дябкин – добрейшие люди, которые и мухи не обидят, то я вынужден их жестоко разочаровать. В других случаях, о которых известно достаточно много, те же Боровков и Дябкин в неоднозначной ситуации демонстрируют порой такое людоедство, что волосы встают дыбом. Такая у них избирательная жёсткость и лояльность в зависимости от того, кто им попадается в сети и чьи интересы задеты. Но о том, как наша прокуратура последние 10 лет разоряет экономику республики, ради статистики или по желанию высокого начальства «высасывая из пальца» экономические преступления, клепая 159 статью «мошенничество» добросовестным предпринимателям, и тем самым калеча судьбы бизнесменов, я расскажу в следующих номерах газеты.

Кондрат Пчёлкин

(прочитано 81 раз)


 Доска объявлений 
Остальные материалы номера 42:
Материалы по теме:
» Как прокурор Боровков отстаивал честь грязного мундира в борьбе с тувинским птицеводством (№15, 16 апреля)
» Пока зампред Лукин лоббирует свои интересы, в Туве горят аварийные дома (№7, 20 февраля)
» Россия сегодня: Правоохранители и коммунальщики создают Путину проблемы накануне выборов (№3, 23 января)
» Обзор прессы (№2, 16 января)
» Какова цена прокурорской принципиальности? (№47, 19 декабря)
» От сумы да от тюрьмы не зарекайся (№46, 12 декабря)
» Когда же в тувинском следствии наведут порядок? (№44, 28 ноября)
» На какие преступления готовы пойти цепные правоохранители? (№43, 21 ноября)
» Прокурорское дело: Добить любой ценой! (№39, 24 октября)
» Как гнилая система ломает судьбу человека (№27, 11 июля)
» Обзор прессы (№22, 6 июня)
» Тувинские дети заставили прокурора бороться с коррупцией (№20, 23 мая)
» Кому в Туве воровать хорошо? (№19, 16 мая)
» Груз прошлого давит на Ховалыга (№7, 21 февраля)
» По какому праву Ховалыг раздаёт кызылскую землю? (№29, 27 декабря)
Прокурор Боровков и его игры в прятки с преступностью
Прокурор Боровков и его отношения с Законом
 

Материал входит в разделы тематического архива:
up
Свежий номер ::  Архив газеты ::  Форум ::  Юмор ::  Новости ::  Добавить новость ::  Доска объявлений ::  Обратная связь
up
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru