Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения
   
Обнаружили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter RSS

Навигация
Случайное фото
Ирина Самойленко Раздел: Люди
Комментариев: 9
Исправь ошибку
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 42
User Пользователей: 0

Связь установлена risk-inform.ru
Anonymous Гостей: 67
User Пользователей: 0


Версия для печати A- | A | A+ 12pt

№20, 26 августа 2014 года.


Он корчился на полу и ждал, отчаянно ждал, когда Старшему надоест пинать его

Мысли на смертном одре

Продолжение. Начало в №№13-19.

Окно стало светлее. Шолбан не отдохнул, но спать не хотелось. Не хотелось и вспоминать, как под давлением Монгушевны ему пришлось назначить её дочь на самую высокую должность, о которой женщины в Туве и мечтать не могли. Монгушевна, выходя из кабинета, многозначительно посмотрела на него и погрозила пальчиком.

Он хорошо помнил, как ему захотелось тут же вызвать Юлика с Шашлыком и дать задание – уничтожить физически Аяну с её мамашей. Но вошла секретарша и доложила, что в приёмной человек от Старшего шефа стоит. Шолбан кинулся к двери, больно тыкнул секретаршу в бок – чего сразу не доложила, корова, – и уже с поклонами и, радостно улыбаясь, встретил русского полковника.

Русских Шолбан просто не выносил. Было ли это осознанное чувство или терпеть их он не мог на каком-то интуитивном, животном уровне, ему самому было непонятно. Но русских он ненавидел, это точно. Да и, вообще, в их семье, когда он был ещё ребёнком, а потом уже и в узком кругу его приближённых над русскими смеялись, морщили носы, говоря о специфическом запахе русских женщин, а Юлик при этом всегда рассказывал скабрёзные анекдоты об их детородных органах. Но приходилось притворяться, улыбаться, восхищаться этими русскими. Старший шеф был сам наполовину из русских, и Шолбану иногда казалось, что он просто когда-нибудь не выдержит держать на лице постоянную маску дружелюбия и верноподданности и все увидят его истинное отношение. И он, как можно шире улыбался, при этом знал, что глаза у него совсем скрывались за толстыми щеками, и трудно было понять, какие чувства прячутся за ними.

У полковника было надменное лицо, он никак не отреагировал на подобострастные поклоны, немного отстранился от протянутой руки и подождал, пока за ним Шолбан закроет дверь. Когда они остались вдвоём в кабинете, Шолбан вконец оробел, он уже понял, почему Старший отправил к нему именно этого своего подчинённого. Однажды Старший избил Шолбана при нём, избил прямо в этом кабинете, разбил в кровь лицо, а этот полковник молчал и усмехался. Тогда в приёмной тоже было много людей, и Шолбан боялся нечаянно крикнуть от боли или громко застонать. Он корчился на полу и ждал, отчаянно ждал, когда Старшему надоест пинать его. Он при этом незаметно отползал под стол и с облегчением чувствовал, как удары становились всё слабее и как, наконец, совсем прекратились. Когда Старший последний раз пнул его под зад, а Шолбан, дурашливо улыбаясь, начал подниматься из-под стола, этот русский полковник брезгливо посмотрел и на Шолбана, и на Старшего шефа. Шолбану, несмотря на боль, вдруг стало радостно от того, что часть брезгливого взгляда полковника досталась и Старшему.

Он боялся, до дрожи в коленях и тошноты боялся взрывного нрава Старшего. Боялся и в то же время старательно копировал его повадки, так же бил своих подчинённых, загоняя пинками под стол, если это происходило в помещении или под кусты, если это было на природе. Теперь полковник с такой же еле уловимой брезгливой гримасой на лице стоял посреди кабинета и наблюдал, как Шолбан трясущимися руками подвигает к нему стул. Полковник слабо шевельнул ладонью – нет, не надо, я здесь ненадолго, и сказал:

– Ты должен сделать это, – и бросил на стол бумагу.

Шолбан, мелко семеня ножками, торопливо подошёл к столу и прочитал «25 миллионов».

– Понял, всё понял, не вопрос, всё будет сделано.

Полковник, не прощаясь, вышел из кабинета.

В Шолбане стала подниматься неукротимая злоба и ненависть. Ох, как он ненавидел этих русских!

Э. Эртине
Продолжение следует.

(прочитано 738 раз)

http://risk-inform.ru/article_4705.html
+5

 Доска объявлений 
Остальные материалы номера 20:
Материалы по теме:

» Мысли на смертном одре (№19, 19 августа)
» Мысли на смертном одре (№18, 12 августа)
» Мысли на смертном одре (№17, 5 августа)
» Мысли на смертном одре (№16, 29 июля)
» Мысли на смертном одре (№15, 22 июля)
» Мысли на смертном одре (№14, 15 июля)
» Мысли на смертном одре (№13, 8 июля)

Материал входит в раздел тематического архива:

up
Свежий номер ::  Архив газеты ::  Форум ::  Юмор ::  Новости ::  Добавить новость ::  Доска объявлений ::  Обратная связь
up
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru Рейтинг@Mail.ru Счетчик тИЦ и PR