Газета РИСК
 Логин: Пароль:

   Регистрация
   Забыли пароль?
   Помощь
 Архив
Архив
газеты
 Новости
События
в Туве
 Объявления
Куплю /
Продам
 Опросы
Наши вопросы,
ваши ответы
 Форум
Дискуссии,
обсуждения
   
Обнаружили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter RSS

Навигация
Случайное фото
О Туве думают... Раздел: Люди
Комментариев: 4
Исправь ошибку
Кто на сайте
Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.
Anonymous Гостей: 49
User Пользователей: 0

Связь установлена risk-inform.ru
Anonymous Гостей: 96
User Пользователей: 1


Версия для печати A- | A | A+ 12pt

№23, 20 июля 2011 года.


Прерванный полёт: Пора!

Прерванный полёт: Пора!

Конечно, на живых людях ставить опасные для жизни эксперименты бесчеловечно. А как быть, если другого пути установления истины просто нет? Ну, скажите, как можно проверить действие смертоносного яда? На мышах, что ли? А если на человеке потом случится сбой? И будете потом всю его оставшуюся жизнь лечить от слепоты, глухоты или полоумия. Так что эксперименты на людях в принципе неизбежны. Помниться, один врач проверял на себе действие вакцины, прежде привив заразу себе. Или другой случай: инженер встал под спроектированный и построенный им мост, когда поезд по нему пошёл. А что делать – истина требует жертв. И единственно, что в этой ситуации можно предпринять – это обеспечить чистоту и добровольность эксперимента. Чтобы в случае чего никаких обид и жалоб в прокуратуру не было. Как в случае с мостом или вакциной.

В связи с этим нужно отметить один немаловажный аспект. Вот, к примеру, конструктор встал под мост, а тот – провалился. Пострадает не только автор проекта, но и много другого народу. В том числе его родственники, что жили на его зарплату. Так что куча пострадавших – налицо. Но, с другой стороны, что там десяток-другой родни, если под откос может уйти состав пассажирского поезда с сотнями пассажиров? Вот и думают: как бы и эксперимент провести, и жертв иметь поменьше.

Свидетелями подобного эксперимента, который проводится в Туве, осуществляется на наших глазах, даже можно сказать, на нас самих, стали мы все. Суть его проста: проверить, сможет ли такой человек, как Кара-оол, управлять крошечной республикой, не принося народу массу неприятностей? Похоже, эксперимент близок к завершению. По крайней мере, по истечению четырехлетнего царствования кое-какие итоги подвести можно.

Для начала следует определиться, кто автор этого эксперимента, а кто – жертва. Внешне, вроде бы, похоже, что авторство принадлежит нашему замечательному земляку, который по дружбе услужил Кара-оолу воистину медвежью услугу, уговорив Путина подписать Указ о назначении премьером Тувы человека, не отличающегося ничем выдающимся. В смысле ума, трудолюбия, порядочности и т.п. И тут нельзя никак обойти стороной роль признанных на тот момент лидеров в республике – Ш.Ооржака и В.Оюна. Следует иметь в виду, что Ш.Кара-оол к 2007 году был больше известен как человек, покалечивший охранника боулинг-клуба Иванова, как брат осужденного за наркобизес Леонида Кара-оола, как кандидат в депутаты Госдумы, «добровольно» снявший свою кандидатуру в разгар выборной кампании в связи с низким рейтингом и как зампред Правительства Тувы. Которому Ооржак никогда ответственных дел не поручал, потому что тот не выделялся среди членов тогдашнего правительства мудростью, трудолюбием и порядочностью. Его просто «держал в запасе».

А ещё он был известен как отважный защитник Родины, активный «афганец», никогда в Афганистане и в других горячих точках не побывавший. И в этом смысле закоренелый хозяйственник Ооржак и очевидный политический лидер Оюн выглядели в сравнении с Кара-оолом гораздо более солидно и как минимум на голову-две выше.

Но премьером все-таки стал неприметный Кара-оол. Почему? Неужели лишь благодаря поддержке Шойгу? Вот тут-то и кроется «заковыка». В масштабах России Сергей Шойгу – величина. Не всегда положительная, но всё равно – личность известная. Но в Туве при Ооржаке он был всего лишь знаменитым земляком. Никакого влияния на внутриполитические процессы в республике не имел. Более того, всякий раз, когда он по нужде прибывал в Кызыл, земляки пытались его укусить каким-нибудь вопросом типа «какой он тувинец, если родного языка не знает?». Он всегда злился и даже огрызался, и было видно: переживал изрядно. Однако даже с учётом хороших личных отношений с Путиным он специалистом по Туве в Кремле не воспринимался. Там при принятии решений больше интересовались мнением сенаторов Пугачёва и Нарусовой, чем Шойгу. Тем не менее, выбор пал на Кара-оола. Почему?

Наверно, следует снова вернуться к главным политическим персонам того времени Ооржаку и Оюну. Первый уже, наверное, осознал, что его 16-летнее владычество заканчивается. И следует срочно думать о преемнике. В этом плане выбор был невелик: В.Оюн или Ш.Кара-оол. Один с положительным опытом работы в исполнительных и законодательных органах мог контрастировать с Ооржаком, чего тому, конечно же, не хотелось. А вот возможности Кара-оола Ооржак оценивал крайне скептически, имея опыт общения с ним, когда тот руководил Верховным Хуралом и числился в его замах в правительстве. Наверное, старик был уверен, что тот, получив верховную власть, не сумеет блеснуть мастерством государственной мудрости. И в отместку за своё поражение предложил его кандидатуру на своё место. Втайне надеясь, что затем народ станет вспоминать его добром и, чего в жизни не бывает, попросит его вернуться на трон, когда несостоятельность преемника как государственного деятеля и лидера нации станет для всех очевидной.

Ну а что же Оюн? Ведь это он обрушил рейтинг Ооржака и доказал Кремлю, что время его закончилось и пора менять власть! Его влияние на избранный парламент и население республики в то время даже переоценить было трудно. Не заметить этого федеральная власть не могла хотя бы потому, что это именно он выиграл выборы у Ооржака, «Единой России» и Кремля, а не Кара-оол. И вряд ли Москва желала нового обострения в республике и начала очередного этапа противостояния народа и власти из-за дележа кресла премьер-министра. Поэтому и было решено начать переговоры с безусловным лидером политической схватки. Которые, как известно, закончились согласием Оюна и его команды на назначение Кара-оола премьером Тувы.

Конечно, Шойгу и Суркову пришлось изрядно попотеть, чтобы уговорить бунтаря и народного героя Тувы согласиться передать невзрачному, никчёмному человечку власть, завоёванную им в открытой, тяжёлой политической борьбе. Ведь это означало передать ему часть народной любви, уважения и влияния, которые он добивался в опасной борьбе за политическое становление. Оюн – далеко не новичок в политической деятельности и достаточно искушённый в интригах человек. Он не мог не осознавать, что войти два раза в одну и ту же реку невозможно. И потому должен был понимать, что, если молодому, пока числящемуся в перспективных Кара-оолу удастся более-менее сносно управлять республикой, второго шанса на восхождение к вершине власти может и не быть, особенно учитывая известные всем личностные данные характера Кара-оола. Тем не менее, он пошёл на то, чтобы своими руками подвести Кара-оола к престолу и даже помог ему в нём поуютнее обустроиться. Почему? Из страха перед федералами, из уважения к Шойгу, Суркову и Путину, в связи с неготовностью самостоятельно нести бремя власти и ответственности за будущее республики и его народа? Может, ещё почему? Сейчас говорить об этом бессмысленно – вернуть события в март 2007 года невозможно. И принять другие решения – тоже. А вот выводы прагматичности его поступка в то время сделать можно.

Выше уже говорилось, что в возможность Кара-оола самостоятельно руководить республикой успешно никто, близко знавших его, никогда не верил. По крайней мере, вся его предыдущая деятельность поводов для такого оптимизма не давала. Знал обо всём этом и Оюн. Но после бесед с Сурковым и Шойгу он понял, что, скорее всего, работать ему спокойно не дадут, если он будет продолжать настаивать и, в конце концов, займёт кресло Главы республики, оставив на вторых ролях Кара-оола, который по-прежнему в их глазах будет числиться в «перспективных» и ждать своего часа. Потому-то и решил дать ему возможность проявить себя в полной мере. А жизнь сама покажет, насколько оправданны были надежды на «перспективного велеречивого» охотника за полномочиями. Таким образом, назначение Кара-оола премьером состоялось.

Конечно, даже при всём скепсисе отношения к новому руководителю невозможно было предположить, как катастрофично будут развиваться события дальше. Ни объявление правительством войны на уничтожение парламента, ни сфабрикованные в отношении него, его родственников и соратников уголовные дела, ни тотальное разграбление бюджета, ни полный развал народнохозяйственного комплекса республики с помощью понаехавших жуликов-гастарбайтеров и подготовка к передаче её суверенитета китайцам, ни повсеместное сращивание чиновничества с оргпреступностью и даже выдвижение «положенцев» на официальные должности в самом дурном сне Оюну присниться не могли. Но то, что случилось – уже случилось. И назад ничего не вернуть. А позитив, несмотря на чудовищные последствия четырёхлетнего правления, всё же есть. Как говорится, нет худа без добра. Заключаются оно в том, что хоть и большой ценой, но был развеян миф о неком «перспективном» молодом человеке с философским образованием, которому «по плечу вывести Туву из социально-экономического тупика». И развеял этот миф сам Кара-оол. Не какие-то там зловредные оппозиционеры, недоброжелатели и завистники, а он сам. Своими руками. Это – главный итог последних четырёх лет его правления.

Шериг-оолу Ооржаку от восхода до заката его политической карьеры история отмерила 16 лет. Шолбану Кара-оолу хватило четырёх. Помнится, когда он попытался избираться председателем правительства Тувы, он поддержал предложенный пиарщиками лозунг «ПОРА!». Тогда он оказался преждевременным – дряхлеющий Ооржак победил с большим отрывом и сохранил за собой полномочия на очередной пятилетний срок. Но лозунг неплохой. Похоже, сейчас он как никогда к месту. Только теперь уже относительно к самому Кара-оолу. Наверное, эксперимент с испытанием Кара-оола на перспективность пора заканчивать – результат получился вполне определённый и внятный. И не только для населения республики, но и для федерального Центра. Затягивать с ним накануне выборов в Госдуму нецелесообразно и даже опасно. В правительстве говорят, что замеры общественного мнения в республике показывают доверие к правительству Тувы на уровне 17%. «Независимые» исследования бичелдеевского института поднимают эту планку до 26%. На взгляд аналитиков, разница не столь существенная. Если на момент выборов партия воров и жуликов в сознании избирателей будет ассоциироваться с Кара-оолом и его командой, то больших процентов ей в республике не набрать. Так что вряд ли Кремль и далее будет медлить с принятием кадрового решения. Скорее всего, неудачный эксперимент будет прерван досрочно. А ведь, действительно, ПОРА!

До встречи.

Кондрат Пчёлкин

(прочитано 4380 раз)

http://risk-inform.ru/article_2521.html
+16

 Доска объявлений 
Остальные материалы номера 23:
up
Свежий номер ::  Архив газеты ::  Форум ::  Юмор ::  Новости ::  Добавить новость ::  Доска объявлений ::  Обратная связь
up
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru Рейтинг@Mail.ru Счетчик тИЦ и PR