Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.com/article_5466.html
№9 за 15 сентября 2015 года

Юзер Кадыров и его цензоры

Юзер Кадыров и его цензоры

Кадыров пригрозил, что конфликт вокруг запрета исламской литературы может закончиться беспорядками или даже войной

Глава Чечни Рамзан Кадыров пригрозил, что эскалация конфликта вокруг решения Южно-Сахалинского городского суда, признавшего экстремистской мусульманскую книгу «Мольба (дуа) к Богу: её значение и место в исламе», может закончиться массовыми беспорядками. Глава Чечни пригрозил, что эскалация конфликта вокруг решения Южно-Сахалинского городского суда, признавшего экстремистской мусульманскую книгу «Мольба (дуа) к Богу: её значение и место в исламе», может закончиться массовыми беспорядками.

Напомним, ранее Кадыров назвал «шайтанами» и «предателями» судью Наталью Перченко и прокурора Татьяну Билобровец из-за их решения. Он дал понять, что им придется ответить за свое решение. В ответ на это представитель генпрокуратуры РФ Марина Гриднева заявила, что недопустимо оскорблять судей и прокуроров в сфере, связанной с их профессиональной деятельностью.

Кадыров отозвался пространным постом в Instagram. «Я назвал шайтанами и провокаторами судью и прокурора, принявших решения о признании Корана «экстремистским». Документ не имеет никакого отношения к их профессиональной деятельности. Вместо защиты закона и интересов России, они глупыми решениями подрывают основы стабильности и безопасности. Более того, публично оскорбили миллионы россиян и полтора миллиарда мусульман мира. Вы хотите, чтобы ответ был непубличным? Нет, завтра утром об этом узнает весь мир», – написал Кадыров.

«В России десятки тысяч мусульман являются депутатами, главами регионов, прокурорами, судьями, учёными, писателями, военными и т.д. Когда Перченко и Билобровец публично оскорбляют их чувства, это нормально, когда я заслуженно называю т.н. судью и прокурора шайтанами и провокаторами, то это «недопустимо». Не надо назначать шайтанов на должности прокуроров и судей, тогда никто их не будет так называть. Я же опять говорю, что они шайтаны и предатели. И те, кто их таковыми не считает, также являются шайтанами. А теперь за это накажите и заставьте меня изменить мнение!», – предложил Кадыров.

«Но это не только моё мнение! Так считают миллионы россиян и миллиарды жителей земли! Нельзя исключить, что судья и прокурор могли прямо или косвенно действовать в угоду враждебным силам внутри страны или за рубежом. Возможно, это попытка вызвать в нашей стране акции протеста, беспорядки, стравить между собой мусульман и представителей других конфессий. Таким образом начинались крупные войны и конфликты во всём мире. Лучше бы ГП и ВС срочно отменили антиисламский и антироссийский противозаконный документ и немедленно призвали к ответу провокаторов. Завтра, когда начнутся протесты, может быть уже поздно», – пригрозил глава Чечни.


Кадыров схлестнулся с Генпрокуратурой и российской судебной системой по показательному поводу. Безграмотные судьи из Южно-Сахалинска признали экстремистскими суры Корана, процитированные в книге «Молитва (дуа) к богу: ее место и назначение в исламе».

Из этой истории, в частности, можно понять, что интересы миллионов российских мусульман наших цензоров совершенно не волнуют, по крайней мере до тех пор, пока среди них не находится Кадыров. Причем тут есть своего рода паритет: провинциальные суды запрещают мусульманам молиться, признавая экстремистскими их священные тексты, а мусульмане на это никакого внимания, естественно, не обращают. В этом верующие едины с пользователями интернета, которые продолжают читать «запрещенные сайты». Этим ширится правосознание и уважение к российской судебной системе.

Но вот ошалевшая машинка цензуры сталкивается с Кадыровым, который вдруг оказывается в шкуре простого юзера, которому российский суд тоже запрещает читать Коран. Здесь происходит очевидный сбой в программе. Юзер, не стесняясь в выражениях, призывает разобраться с «шайтанами» в мундирах и мантиях, заседающих в Южно-Сахалинске. Генпрокуратура в ответ почти умоляет не выносить сор из избы и не пытаться решать такие вопросы публично. Здесь даже Кадырову приходится изумляться. «Вы что, хотите, чтобы ответ был непубличным?» – спрашивает он. И Генпрокуратура, похоже, дискуссию сворачивает. Цензура, выстроенная в России якобы в интересах государства, начинает разрывать это государство изнутри.

Параллельно Роскомнадзор по требованию все той же Генпрокуратуры блокирует судебную речь Навального по «делу «Ив Роше». То есть эти две почтенные организации ставят себя выше Конституции России, согласно которой судебные процессы у нас являются открытыми и гласными, а, следовательно, никто не вправе лишать граждан информации о том, что происходит в открытых судебных процессах. Здесь цензура в угоду мелочным тактическим целям уничтожает действие в стране основополагающих принципов права. Вероятно, специального умысла у цензоров нет, думать им по штатному расписанию не положено. Но по факту они идут против интересов граждан, против интересов государства и его Основного закона.

Выход из этой непростой ситуации уже наметился. Его, конечно, тоже предложил Кадыров при мощной политической поддержке отца Всеволода Чаплина. Суть их предложения состоит в том, чтобы российским судам запретить запрещать религиозные тексты. То есть поставить судебную систему под религиозный надзор.

Кадыров пригрозил и прокуратура дала заднюю

Южно-Сахалинская городская прокуратура обжаловала решение судьи Натальи Перченко о признании экстремистским материалом книги «Мольба (дуа) к Богу», которую запретили по иску прокуратуры, рассказал «Интерфаксу» председатель городского суда Александр Чухрай.

И разделить граждан России на две категории: книги и сайты одних запрещать можно, а вот с другими лучше не связываться – тут можно и шайтаном стать, и на «двушечку» пойти.

В контексте дела Навального полезную мысль Кадырова с Чаплиным стоило бы дополнить, уточнив УПК и Конституцию. Правосудие в Российской Федерации является открытым и гласным за тем исключением, когда подсудимый полез на начальство.

Оба эти наметившиеся принципа: запрет судам запрещать некоторые тексты и право цензоров лишать граждан России доступа к информации из открытых судебных процессов – объединяет фактическое введение сословного принципа. У нас есть юзеры первой гильдии, тайные и статские подсудимые, а также простое податное холопство. Представители разных конфессий и социальных групп должны иметь в России разные права – вот к чему ведут нас цензоры вместе с Кадыровым.

Кирилл Мартынов
«Новая газета»