Газета «РИСК»
Постоянный адрес страницы: http://risk-inform.com/article_3684.html
№10 за 19 марта 2013 года

Почему так тяжело жить в Туве

Зона бедствия

или Почему так тяжело жить в Туве

Известно: в мире ничего вечного нет. В любом регионе России время от времени наступают времена, когда общество живёт ожиданием перемен, связанных со сменой власти. Вот и Тува, похоже, оказалась в таком положении. Обычно так бывает, когда Глава региона, так сказать, засиживается в руководящем кресле до глубокой старости, впадает в маразм и уже не может эффективно управлять общественно-политическими и финансово-экономическими процессами на подотчётной территории. В 2007 году в Туве такая проблема случилась с Шериг-оолом Ооржаком. В конце своей карьеры он немного лишнего «фараонствовал», слишком злоупотреблял поддержкой «своих» и мало считался с общественным мнением, чересчур много хорошего сказал о своих сенаторах Пугачёве и Нарусовой, слишком рьяно поддерживал их. Его имидж был сильно подорван активным продвижением железнодорожного проекта, «общественная польза» от которого для всех была ясна с самого начала. В результате оказался за бортом политического процесса. Но следует отметить, что «бронзовел» он долгие 16 лет. В этом плане нынешний премьер его переплюнул, став без наличия присутствия выдающихся способностей «самым умным, самым, самым», уже на второй год царствования. Видимо, к нему быстро пришло ощущение, что он ловко всех провёл. А опора на знаменитого земляка обещала стать бронёй не только от общественной критики, но и от зоркого контроля правоохранительных органов.

Но жизнь такова, какова она есть. И больше – ни какова. На поверку оказалось, что солидной поддержки генерала для победного шествия в пространстве и времени недостаточно. К ней требуются ещё и реальные дела, с которыми оказалось чрезвычайно туго.

Думается, оптимистичный взгляд нового премьера в своё будущее основывалось на расхожем мнении, что при Ооржаке экономика республики достигла своего окончательного падения. Теперь вроде как падать ей было некуда. Но в том-то и состояла главная ошибка – очень скоро выяснилось, что при определённом способе управления республикой и это, чрезвычайно плачевное, положение можно значительно ухудшить. Нет смысла перечислять все беды, свалившиеся на республику после смены власти в 2007 году. Достаточно напомнить о произошедших при новом руководстве республики банкротстве ведущего банка, судоходной компании, авиапредприятия, единственного угольного разреза, кондитерской фабрики и многих, многих других предприятий, к деятельности которых пригляделось новое правительство.

Впрочем, горько сознавать, но не это явилось основанием для пересмотра отношения к новому, ещё совсем недавно подававшему надежды тувинскому премьеру. Похоже, что вынужденная утрата последних признаков самостоятельности в действиях республиканских властей путём передачи разоренных новой властью стратегических объектов из республиканской в федеральную собственность Кремлю нравится, поскольку хорошо вписывается в стратегию укрупнения регионов РФ. Сверхдотационную республику, утратившую свою собственность, очень просто «слить» в Красноярский край. Не исключено, что именно эту цель и преследовал Путин, когда назначал Главой республики человека с тёмным прошлым, без необходимого опыта руководящей деятельности и с высокими потребительскими замашками.

В России в 90-х годах был такой способ наживы: назначают мелкого, неопытного, но корыстного человека на высокую должность, дают ему подписать всего один, но очень важный и весьма сомнительный документ, и тут же увольняют. И всё – цель достигнута. Вспомните дефолт и российского премьера, получившего прозвище киндер-сюрприз, который организовал дефолт страны и следом ушёл в отставку, уехав ненадолго в Австралию. Может быть, и в случае с Тувой был спланирован подобный же способ решения проблемы суверенитета Тувы. Понятно, что на такую роль В.Оюн никак не подходил. Вот выбор и пал на сегодняшнего премьера.

Но время изменилось. Укрупнение регионов оказалось проблемой третьего разряда. На первый план вышли другие задачи, которыми и пришлось заниматься Кара-оолу. Выяснилось, что развитие транспорта, промышленности, сельского хозяйства и банковской системы Тувы отходят на второй и даже третий план, уступая место задачам выдавливания из республики ооржаковских фаворитов Пугачёва и Нарусовой и передачи пугачёвского бизнеса в «надёжные руки» с одновременным поднятием собственного бизнеса и закладки хорошего финансового будущего новоявленной элиты Тувы.

Наверное, процесс обогащения властной верхушки Тувы с прилепившимся кавказским наследием мог продолжаться долго – новая власть при поддержке «чуровского волшебства» виртуально рисовала итоги одних выборов за другими. Казалось, народная любовь к партии жуликов и воров и её представителей в Туве не знала никаких пределов. Больше «нарисовать» мог только Кадыров. За это Верховная власть, похоже, была готова простить тувинским жуликам любое воровство, откровенный бандитизм, коррупцию и клановость. Безотказно действовал принцип «своего сукина сына».

Но когда кадры расставляются по принципу личной преданности для обеспечения массового воровства, не может не создаваться угроза жизнеобеспечению населения.

20 декабря 2012 года случилась авария на Хову-Аксынской ТЭЦ, последствия которой не могут устранить даже три месяца спустя. Тот факт, что правительство региона при активном участии МЧС России так долго не в состоянии решить проблему ЖКХ в посёлке с 3,8 тыс. человек, из которых почти половина – дети, заставил российские власти присмотреться к республике повнимательнее. И высокие начальники с ужасом увидели, что Тува находится на пороге энергетической катастрофы. Не только Хову-Аксы, но и такие города, как Шагонар или Ак-Довурак находятся на грани распада систем теплоснабжения. Ну, а когда 8 марта не выдержали электрические сети республики, и её добрая половина осталась без света, а следом в столице республики произошла цепь порывов городских теплосетей, то для федеральных властей, похоже, наступил момент истины. В Москве заметили, что Тува последние годы не вылезает из тревожных сводок информагентств и превращается в зону постоянных бедствий. И это трудно не заметить. Республика лидирует по уровню преступности и заболеваниям сифилисом, безработицы и детского суицида. Даже по гриппу лидирует, чего ранее никогда не было. У нас самый низкий уровень жизни и одна из самых низких средняя зарплата. Республика находится на уникальном месторождении коксующегося угля, а население вынуждено покупать уголь мешками по самой высокой в стране цене. Это при том, что, по некоторым сведениям, совладельцем угольного разреза является Глава правительства. А если к этому добавить трагедию с гибелью под лавиной шестерых мальчиков, то становится очевидным: жизнь в Туве становится всё более страшной и бесперспективной.

Тувинское общество, как в том анекдоте, разделилось на две группы. Одни (пессимисты) считают, что Кара-оола снимут уже в апреле, другие (оптимисты) полагают, что он продержится до осени. При этом пессимисты полагают, что Кремль не станет рисковать с подготовкой республики к новой зиме и тянуть с решением кадрового вопроса не станет. А оптимисты настаивают на том, что в последний момент за Кара-оола всё же вступится Шойгу, и ему дадут-таки последний шанс. А за это время ему подготовят «аэродром», на который он сможет успешно «приземлиться». Обе точки зрения имеют право на жизнь хотя бы потому, что кадровые решения Кремля всегда оригинальны и неожиданны.

Да, действительно, каким бы ни был бывший премьер, Кремль постарается пристроить его после отставки. И сможет назвать это даже «повышением», как в случае с Дагестаном. А может, как в случае с Тулой, отдать под суд. Кто его знает... Но мы не станем рассматривать трагический исход карьеры Кара-оола, а попытаемся проанализировать возможные ходы.

Первым делом, нужно отмести вариант пересаживания Кара-оола в кресло сенатора. Это невозможно уже потому, что по новому закону, чтобы стать сенатором, нужно баллотироваться и победить на региональных выборах. Так что место Мунзук ему явно не светит. Впрочем, как и Бичелдею, для этого ставшему депутатом Туранского Хурала. Или Тену, получившему депутатский статус в деревне под Чаданом. Всем им для реализации своих планов следует ждать выборов Главы республики, попадать в число тройки и побеждать. Но вряд ли найдётся такой кандидат в премьеры Тувы, который с собой на выборы возьмёт довесок в лице Кара-оола и уж тем более – Бичелдея или Тена.

Дорога в Думу Кара-оолу тоже заказана. И дело даже не в том, что её, возможно, скоро распустят. Просто министр Шойгу никогда не согласится депутатский значок своей сестры передать какому-то там Кара-оолу, в услугах которого он уже не нуждается. К тому же Сергей Кужугетович наверняка хочет, чтобы его сестра была пожизненным депутатом от Тувы. Потому Кара-оолу следует искать другой вариант «приземления».

Им может стать депортация отставника в родную партию. Но положение её таково, что лучше с ней не связываться... Совершенно очевидно, что партией власти после новых федеральных выборов она уже не будет.

Говорят, рассматривался вариант обустройства его в Подмосковье. Но там проблема: Воробьеву осенью идти на выборы, а такой «довесок» ему явно голосов не добавит – слишком хорошо известен и не с самой лучшей стороны.

В принципе возможен вариант трудоустройства в Минобороны. Хозяйство большое, потеряться можно. Но тут весь вопрос в министре Шойгу. В его семье считают, что Кара-оол «утратил высокое доверие». В таком случае он вряд ли может рассчитывать на благосклонность своего бывшего патрона. Шойгу потому так долго на плаву, что умеет вовремя отстраниться от субъекта, способного его скомпрометировать.

Но, думается, выход будет найден. Вряд ли власти пойдут на такой шаг, как освобождение его от иммунитета. Но путь этот для Кара-оола будет тернист и нелёгок.

Чувствуется, что Кара-оол уже реально оценивает ситуацию и о своём будущем задумывается. Не случайно он не принимает кадровых решений в отношении виновных в аварии на Хову-Аксынской ТЭЦ. Если бы он чувствовал, что сможет усидеть, он бы, наверное, уже уволил министров строительства и энергетики, зампреда, курирующего жизнеобеспечение, начальника агентства ЖКХ, наконец. Но все они пока на своих местах. И это – не случайно. Не случайно и то, что Кара-оола не было в республике во время визита Дворковича и трагедии со снежной лавиной. То ли причина, то ли символ бедствия республики уже воспринимается как живой труп.

Сейчас много говорят об ошибке Оюна, после сокрушительной победы на выборах разрешившему в 2007 году Кара-оолу сесть в кресло премьера. На это можно посмотреть с разных точек зрения. Но вряд ли кто станет спорить с тем, что испытание, которому был подвергнут Кара-оол, было для тувинского общества весьма полезным хотя бы потому, что как результат Кара-оол превратился в наших глазах из подающего надежды политика в то, что он есть на самом деле. Как говорится, за иллюзии надо платить. Да, не спорю, цена немалая. Но другого пути не было.

Кондрат Пчёлкин